Если вы не будете меня слушать, то вы пожалеете

Сегодня я расскажу вам о том, как один никчемный детеныш захотел сделать так, чтобы я его сделал самым главным на этой земле. А зовут его Карпец, потому что его уже давно нет в живых, а он даже находясь там, хочет посмотреть, как я отвяжу его образ от того, кем я себя представляю. А я это уже сделал, но меня так просили, что я снова сделал так, чтобы он снова стал мне мешать. А еще я в любом случае этого не сделаю, потому что он итак был очень сильным, когда был еще жив, а потом сам и поплатился за это, а сейчас он смотрит на меня, итак хочет стать мною, что просит всех, чтобы они делали так, чтобы он постоянно влезал в мои образы, которые я внедряю для того, чтобы стать тем, кем я в итоге уже стал. Да, я уже и есть такой, какой представляю, потому что я уже давно дал это ему, просто от тех лекарств, которые он принимает, он не может это ощутить. А еще ему нужно больше времени уделять тому, что ему так нравится, а это смотреть фильмы, и слушать радио. Да, именно так, потому что там крутят такие хорошие песни, а он про них даже и не знает, хотя я ему много раз говорил, чтобы он его купил. А еще он уже покупал его, а сам подарил его тому, кто потом его выбросил, когда понял, что он ему его подарил ради того, чтобы с ним дружили, но это не правда, а, когда он об этом узнал, то так ругал того, кто это ему сказал, а это был Вит., который сам уже не понимает, почему тот, кто это пишет, больше не хочет с ним общаться. А еще он уже все понял, потому что тот, кто это пишет, говорил ему не раз, чтобы он отправлял нормальные сообщения, а не повторял их, что выводило из себя. А еще я больше не хочу с ними говорить, потому что они так и не поняли, что я тогда переживал очень сильные состояния, и просто не мог здраво рассуждать, а сейчас я понимаю, что они все крутились возле меня только из-за того, чтобы я им чего-нибудь купил. Да, это так, а ты Лех., который так и не получил от меня ничего, так и не понял, что ты сам показал себя с той стороны, с которой сам потом осуждал таких, как ты, а это тех, которые не наказывают других за то, что они делают плохо другим. И ты видел тогда, как один из них ударил меня, но ты так ничего и не сказал ему, хотя ты хотел это сделать, а потом подумал, что он бросится на тебя и будет также потом бить, но ты так и не понял, что даже я пребываю в таких условиях и с таким грузом внутри, защищал их всех, кто, как казался мне были моими друзьями. А еще он больше мне не друг, потому что за все время он не позвонил мне не разу, а тот звонок делал не он, но очень похожий на него, а это был тот, кто сейчас пишет это, но только не он, а тот, кто находится в нем, а это Я Есмь. Да, именно так, я просто хотел показать тебе, как я могу делать. И Я так делал не только тебе, но и им всем, я просто звонил кому-нибудь, и они слышали твой голос, а говорил с ними Я. И этой парочке я тоже звонил, а они потом так злились на меня, что хотели приехать ко мне, а я позвонил им снова, и сказал, что, если они еще будут мне что-нибудь внушать, то я сделаю так, что их двоих выгонят на улицу, и больше они не смогут жить в таких условиях. А еще они потом сами все поняли, и еще больше хотели со мной подружиться, но я им сказал, что больше я им такого право не дам. А то, что они были у меня, когда я лежал и не мог пошевелить ни ногой ни рукой, а они знали почему, а сами не делали ничего, чтобы мне стало легче, хотя знали, как это сделать, а им просто надо было попросить меня о том, чтобы я исцелил того, кто это пишет. И Я им это повторял и не один раз, но никто из них, так и не сделал этого. А этот С., так хотел меня попросить, а потом вспомнил, что он однажды попросил за одного такого-же, как и я, а потом он начал над ним смеяться, когда он рассказал ему, что он обращался ко мне, а сейчас он понял с кем он когда-то лежал в одной палате, и ему уже ничего не хочется, потому что его уже нет, он ушел из жизни при очень странных обстоятельствах, а, если конкретнее, то ему внушил один чел, а зовут его Вит, чтобы он стал таким покладистым и делал то, о чем он его попросит. И в итоге он стал таким, а когда узнал, кто это с ним сделал, то набросился на него, а тот вместо того, чтобы извиниться перед ним, пошел к заведующей и накатал на него заяву, а та сказала, что выгонит его, и он будет просить милостыню, а когда его выгнали, то он сначала был такой крутой, потому что он всем говорил, что с ним он сделал, а потом ему больше не к кому было пойти, а потом он вспомнил про того, кто это пишет, но у него не было моего телефона, а он снова пошел к Вит., и попросил его, чтобы он дал мой телефон, а тот, когда понял, что он хочет сделать, сказал, что у него нет моего телефона, а сам, так смеялся над ним, и просто выгнал его со своей комнаты, а он не получив моего телефона позвонил другому челику, и тот дал его мне, только не мне, а С., да ему, но он оказался не моим, а тем-же самым челиком, который его и выгнал. А, когда он понял, что над ним все смеются, то пошел в одно место и там его нашли висящим на одной ветке. Да, он сделал это, а потом все поняли, что произошло, и пошли к Виту, а тот, так стал рыдать, что они оставили его, а он, которого я побаивался сразу понял, что произошло, и рассказал это всем, а они потом пошли к директрисе и все ей рассказали, а та была такой злой на него, что дала ему пять дней, чтобы он собрал свои вещи и покинул свое прибежище. А он, когда она это ему сказала так посмотрел на нее, а потом сказал, что ты скоро умрешь от потери сознания. И на следующий день, она шла и на миг у нее потемнело в глазах, и она ударилась об один предмет, и тут-же погибла от этого, а он, когда узнал, понял, как это работает, и сделал это ему, которого он тоже побаивался, а потом каждому из тех, кто пошел против него. И сейчас у него больше нет друзей, но он так хочет верить, что, если он приедет ко мне, то я его всегда приму, и он будет жить вместе со мной, но он так и не понял, что я его больше видеть не хочу, не то чтобы впустить его к себе домой, как, когда-то дал им понять, что я никого не пускаю к себе жить. А он тогда подумал, что будет, что-то делать приятное моей маме, и она сама не захочет выгонять его из нашей квартиры. А еще я хотел сказать по-другому, потому что он тоже читает все на моем сайте, только не так, как я этого хочу, а так, как сейчас, он просто слышит то, что я проговариваю вслух. А еще я не так хотел сказать, а так, как он это говорил всем своим корешам, а это, я знаю, что он думает, потому что слышу его, когда он печатает на клавиатуре свои очерки. Да, про меня многие знают, но не все они понимают про кого я пишу, а те, кто это слышат, понимают это сразу. А еще я больше не хочу ничего писать, по-этому я закончу на этом, а С., был неплохим челом, но он так и не понял, что нельзя было делать так, как он поступил со мной, а это так, чтобы я всегда защищал его, а сам он не сделал ни капельки того, чтобы мне стало лучше. А я всегда делал это своим родителям, и то я боялся, что не надо делать это за них, но иногда я это делал, а потом им становилось так хорошо, а они думали, что это от тех процедур, которые они прошли в одном заведении, когда я лежал в доме со ставнями и решетками на стеклах. А еще они так и не захотели пройти курс лечения, хотя я им говорил, чтобы они это сделали, потому что им сейчас так плохо, но они не показывают это, потому что я однажды подумал про них так, а потом это свершилось, но Я бы не допустил этого, если бы тот, кто это пишет, не отрекся от них, а потом так просил меня, что Я снова сделал их такими, какие они были до этого, а они сразу так обрадовались, что сказали мне, что, если я им что-нибудь скажу, то они будут слушаться меня, а, когда Я им сказал, чтобы они перестали меня пичкать этими сильнодействующими препаратами, который один хитрый чел., посоветовал давать их мне, а сам так боялся, что, если об этом узнают те, кто понимают, как они разрушают таких людей, как я. Только не людей, а существ, потому что я уже не считаю себя им, но это не так, потому что я в теле человека, а сам я — Свет. Да, сейчас вы все поняли. А еще, этот Кол, так хочет, чтобы я пришел к нему и стал жаловаться на свое состояние, а он, как ни в чем не бывало сидел и смотрел на меня, а сам бы думал, как затащить мою маму в постель, и однажды это у него чуть не свершилась, но моя мама так на него посмотрела, что он чуть в штаны не наложил. А сам потом, так просил меня, чтобы она забыла об этом, а Я сказал ему, что тот, кто это пишет узнает об этом, и потом с ним случится то, чего он так и не добился. А сейчас я хотел кое-что представить, но мне этого не дали, а он так просит меня, чтобы я этого с ним не делал, а я сказал ему, что скоро у него кое-что вырастит на подборе, и все это будут видеть, а он будет тратить то, что выпрашивал у своих клиентов, а это их. Да, у него их достаточно, но он так и не понял, что, если я захочу, то он забудет, куда их положил, а я уже сделал это секунд двадцать назад, и сейчас он уже не помнит куда дел сто миллионов долларов. Да, у него была такая сумма, и он ее хранил в одном месте, а Я ему всегда говорил, что это не твои баксы, а того, кто это пишет, потому что, когда я лишился воспоминаний, то он подчинил мои организации себе, да он просто подумал об этом, а потом к нему пришли люди и сказали, что сейчас он хозяин тех предприятий, которые, когда-то были теми, кто это сейчас пишет. А тот сначала хотел отказаться, а потом согласился, а сейчас я показал ему, что скоро с ним будет, потому что он столько лет доил их, а сам не делал ничего, чтобы напомнить мне про них. А сейчас он уже понял, что скоро я заберу его с этой планеты, и это лишь вопрос случая. А это писал не я, а Тот, Кто За Всем Следим, и наказывает тех, кто на чужой земле, получает с нее все, что он пожелает. А еще я хотел сказать по-другому, а это на чужом горбе в Рай въехать. Да, сейчас верно. И еще, не думайте, что я хочу вас всех любить, потому что это не так, и я больше не испытываю жалости к таким, как этот придурь, которого зовут С.Тер., а еще он уже ничего не понимает, а сам так рад, что я вижу то, о чем он думал весь день, но он так и не понял, что никто не сделает больше так со мной, а вот я могу это сделать с каждым из вас. А, если вы этого так и не осознаете, то я не буду смотреть, каким вы видите себя, потому что потом мне не будет труда сразиться с каждым из тех, кто усомнится во мне, но я не буду драться не с одним из них, потому что потом у них не будет ни рук ни локтей, потому что я уже буду совсем другим, и не буду забиваться в норку и делать так, как это сейчас делает — Тер. Сейчас все. Конец истории.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *